Джон Рид фотоДжон Рид , был человеком щедро одаренным. Очеркист, публицист, драматург, документалист. Первоклассный военный корреспондент. В последние годы жизни — опытный политический деятель, один из основателей Коммунистической партии США, крупный работник Коминтерна. И еще — поэт. Эта сторона его творчества, пожалуй, наименее известна и изучена. Лишь в 1985 году прогрессивный общественный деятель Корлисс Ламонт выпустил томик впервые собранных «Избранных стихов» Джона Рида, в который вошло 68 его произведений.

А между тем на вопрос, кем он себя считает, Джон Рид не раз отвечал: «Поэтом»,

Став журналистом, наряду с очерками печатал стихи. Среди написанного им на заре литературной деятельности выделяется поэма «День в Богемии, или жизнь среди художников», посвященная Линкольну Стеффенсу, его духовному отцу. Это был остроумный, насыщенный живыми подробностями рассказ о себе и своих друзьях, поэтах, художниках, актерах, веселых бунтарях из Гринвич-Виллидж, не приемлющих буржуазной благопристойности (заметка xurma.ru). «В бунтарстве ищем мы покой», — писал в ту пору Джон Рид. Его современник поэт Луис Антермейер свидетельствовал: «,..Я помню его неисправимым романтиком; человеком, ждавшим с надеждой наступления того времени, когда поэты смогут бросить вызов миру и изменить его»,

Джон Рид Он писал стихи урывками, отвлекаясь от журналистской работы, на дороге из революционного Петрограда на родину ранней весной 1918 года во время вынужденной остановки в Норвегии начал сочинять большую уитменовскую по манере автобиографическую поэму «Америка 1918», к сожалению, оставшуюся незавершенной.

Джон Сайлас Рид

 

 

 

Джон был поэтом по мироощущению, складу характера, хотя его стихотворное наследие и невелико. Но во всем, что писал Рид, ощущался его поэтический темперамент. Стихией, нервом его творчества была резолюция, порыв пробудившихся масс к лучшей доле. Революция, неотделимая от музыки, массовой песни, поэзии.

Вот почему песни органически входят, вплетаются в ткань его овеянной романтикой прозы. Звучат на страницах его произведений. И в очерке «Война в Патерсоне», повествующем о стачке текстильщиков. И в репортаже «Социальная революция перед судом», в котором словно бы оживает бунтарский дух Джо Хилла. И в книге «Восставшая Мексика», пропитанной народными песнями и балладами, сопровождавшими в боях и походах повстанцев Панчо Вильи. И, конечно же, в ридовском шедевре — «Десяти днях».

ЖЕНЩИНА С ФЕРМЫ

Он изогнулся тонкою дугой,

Тот терпеливый холм. Он каждый час

Глядит по-новому — то, как топаз,

Бесцветен, то шершав, мак мох сухой.

Но изможден и бледен всякий раз.

 Его терзает фермер день за днем.

 Вовек тот холм с покоем не знаком.

Давно исчерпан сил его запас.

Не знает фермер, что хотя бы год ,

Хотят под паром отдохнуть поля.

 Не знает фермер, как щедра земля,

Когда ей пахарь отдохнуть дает.